К Жене Лыткину у меня профессиональная нежность. Мы познакомились, когда вместе с оператором Максом Малаховым ребята работали в рамках собственной продакшн-студии «Красный баян», снимая ролики для футбольного клуба БАТЭ (сами ребята тоже из Борисова) и новостные сюжеты.

Дальше – больше: клипы (J-Морс, «Без Билета», «Дрозды»), реклама и первые короткометражки, одна из которых – «РО и ДЖ» – была первой в истории белорусского кино, снятой в том числе на деньги, собранные с помощью краундфандинговой площадки. А еще он недавно срежиссировал короткометражный фильм «Вцвет» (работа снята по рассказу Александра Цыпкина с участием российской актрисы Катерины Шпицы).

Но это интервью – не промо и не пиар. Мне действительно любопытно, как у этого добрейшей души человека в голове все работает, чтобы вариться в этой сфере. Мне интересно – и поэтому я спросила.

– Женя, работа режиссера предполагает умение командовать и управлять людьми на площадке. Иногда даже давить и заставлять. Тебе все это легко или пришлось научиться?

– Думаю, идея в том, чтобы подобрать команду, на которую не нужно давить. Когда все знают, что делают, ты спокойно говоришь, чего хочешь. Это идеально. Сегодня, кажется, у меня лучшая команда за все время работы. И я счастлив этому. Я, конечно, время от времени могу немного повтыкать, например, когда нужно делать ночную смену, а на площадке актриса, которой нет 18. Ты выясняешь, как такое вышло, и оказывается, что никто не проверил у нее паспорт, а поверил данным из социальной сети, в которой написано: 21 год. Приходится решать проблему оперативно, вызывать родителей. Или когда что-то не так с реквизитом. Делаешь выводы, расстаешься с кем-то из группы.

– Как ты обычно ищешь актеров в проекты? Бывало так, что однажды встретив крутой типаж, понимал, что хочется придумать и снять вещь конкретно под этого человека, поработать именно с ним в главной роли?

– Бывало так, что я вдохновлялся людьми из реальной жизни, следил за тем, как они себя ведут, как говорят, слушал их истории, а потом искал их «аватар» среди актеров. Однажды я так замучил кастинг-директора на одном из проектов: три дня мы искали того, кто нам нужен. Продлевали поиски. Ездили на кастинги. Ночью мне присылали в контакт десятки фото и видео, а я говорил: «Нет. Нет. Нет. Не то». Наверное, складывалось ощущение, что я не знаю чего хочу, но я точно знал, что вот ЭТО я не хочу! В итоге нашли героев, глядя на которых в первую секунду понимаешь, что именно они должны сниматься. В общем, это тоже метод – понимать, как не хочешь, чтобы было.

На переговорах по ролику: — Вы же передадите исходники и проект после завершения работы? — Знаете, мы это не практикуем. Для каких целей он вам нужен? — Ну, не знаю, вдруг мне что-то переделать нужно будет… а вы умрете…

В этот момент я понял, что передо мной опытный переговорщик.

– Тебя ранит критика? Хочется иногда стукнуть в ответ? )

– Нет, она помогает, если конструктивная. Но я уже вобще меньше слушаю, делю и позитив и негатив минимум на два. На самом деле все просто: есть объективное большинство. Реакция этого большинства хорошо читается, ты ее всегда ощущаешь. И есть люди, которые пишут тебе большие письма о том, «как правильно», хотя ты их и не просил. Обычно на момент монтажа работы становится понятно, получилась она или нет. Иногда раньше. Бывает всякое. Включаешь в авто радио «релакс-фм» и едешь дальше.

– Случаются такие моменты, когда все идеально – место, картинка, люди вокруг, звуки и ощущения. Можешь вспомнить и нарисовать словами тот раз, когда был абсолютно в потоке, тотально на своем месте, совершенно счастлив – и внутри все «пищало и подпрыгивало» от радости?

– Так обычно происходит на хороших «мозговых штурмах» проектов. Когда при тебе и с твоим участием рождается идея, которую нужно будет воплотить. Иногда приходишь с чем-то одним, а выходишь – совсем с новым, окрыленный идеей. Сила человеческой синергии безгранична. Вот в таком рождении идеи бесценно участвовать. Пока нет никаких ограничений. Ты даешь волю фантазии и даже если пока не знаешь, как реализовать ту или иную мысль, не отказываешься от нее. Как показывает практика, способ всегда есть. Ну и сравнивать готовое видео и раскадровки, сделанные в самом начале пути, – отдельный аттракцион!

– Что для тебя является «тревожным звоночком» при первой встрече с человеком, когда ты точно осознаешь – блин, не надо с ним работать, не получится, не сойдемся…

– Звоночков много: бывает, человеку ролик не нужен. Вот ему сказали, что вроде как надо, а ему не хочется, но встречу все равно устраивает, и мы друг друга в итоге мучаем. Или нежелание понять, почему эта работа стоит вот столько. Или наркотическая зависимость у клиента, не позволяющая с ним адекватно работать. Но зачастую – это просто внутреннее ощущение. Когда хочется после встречи в душ. Когда ты понимаешь, что тебя просто не уважают. Я готов работать с въедливыми и требовательными заказчиками, но не с теми, кто проявляет хамство, понимая, что у него много денег. Тогда отказываешь и едешь в KFC пить кофе, и тебе хорошо.

– Что в твоей жизни и профессии проходит у тебя под тегом #наболело? :)

– Несоблюдение договоренностей.

– Какое максимальное количество раз ты переписывал сценарий, чтобы согласовать его с клиентом? Есть такая точка, когда происходящее превращается в абсурд и ты выбираешь сдаться?

– Всегда заканчиваем проект, раз уж за него взялись. Сценарии как раз переписываем редко – они обычно нравятся с первых трех раз. Бывает, клиент приходит с уже готовой идеей, и тогда задача – максимально точно понять и не допустить разночтений. Чаще возникают вопросы с вариантами по монтажу. Были работы, которые монтировали по 9 месяцев. Это не правильно. Сейчас такого уже нет. Страхуемся раскадровками, присутствием заказчика на площадке и прочими методами.

Расскажи про последние любимые работы.

– Пожалуй, самое важное, что мне удалось сделать, – это социальный ролик для организации «SOS–Детские деревни», который не захотели публиковать наши крупные СМИ. В его основе – реальные истории ребят, оставшихся по разным причинам без родителей и живших в деревне в семейном доме. Выйдя оттуда, им нужно строить свою жизнь дальше самостоятельно, “защитного жилета” больше нет. Так вот ролик о том, что эти ребята – такие же, как и мы, и что если верить в свою мечту, обязательно найдутся те, кто помогут на пути к успеху.

– Как ты думаешь, какие твои качества помогают тебе в работе? Они от природы или их пришлось развивать?

– Наверное, тут важны два фактора: психология и инструментарий. Первое приходит с жизненным опытом, эмпирически; второе – изучается и оттачивается. А природа просто не дает бросить это все. Мне повезло, что в 15 лет я попал в местную газету, где меня научили работать с буквами. Потом попал на телек, где научили работать с картинкой. В университете научили договариваться с преподавателями: зачет – практически встреча с заказчиком. Вот все это сложилось, утрамбовалось и превратилось в то, за что мне сегодня платят деньги.

Как договориться на локацию: — Можно мы будем снимать в твоей квартире кино? — Нет, конечно! — Но в твоей кровати будет сниматься сцена с Катей Шпицей! — В моей кровати?! — Да! — Я согласен!

– Есть люди, которые боятся камеры. А есть люди, которых камера боится сама? – Да, как минимум одна камера боится Виталия Родионова – экс-игрока ФК БАТЭ. На съемках рекламы он чуть не разбил RED стоимостью квартиры в Минске мячом :) Спас только техник, отбивший угрозу у самого объектива. Ну, а если серьезно, то камера – это микроскоп, который улавливает любую фальшь, волнение и зажим, увеличивает их и представляет нам на обозрение. Тут помогут только естественность и опыт.

– Ты когда-нибудь плакал на съемочной площадке (или был близок к этому)?

– Да, когда снимали длинную финальную сцену короткометражки «РО и ДЖ». Там очень важный для меня диалог. И вот мы приезжаем на локацию: красивая дамба, закат, лето, репетируем сцену – и в какой-то момент я чувствую, как меня прошибает игра Олеси Грибок. Понимаю, что глаза на мокром месте. На секунду я просто выключился из технического процесса и почувствовал то, что должны почувствовать те, кто окажется по ту сторону экрана. Все работает. Это удивительно.

– С какими вопросами к тебе обычно пристают люди, когда узнают, что ты режиссер? Например таксисты :)

– Таксисты думают, что я айтишник. Так и говорят: «Вы, наверное, айтишник». Я, естественно, интересуюсь, как они пришли к такому выводу, и получаю: «Так обычно айтишники на убере ездят».

– Знаю, что у тебя есть много профессиональных баек. Расскажи смешную, невероятную и страшную. Это три разных, если что!

  1. Я вел утреннее шоу на восьмом канале, мы его записывали сразу на неделю. В связи с этим заканчивали часа в два ночи. Приезжаю после съемок в «ночник», покупаю себе поесть, а местные мужики на меня как-то очень недобро смотрят. Завязывается перепалка, я злой выхожу из магазина, сажусь в авто и только в нем понимаю причину негатива – зеркало заднего вида отражает мое лицо: в гриме, с контурированием, тональником, волосы в лаке…
  2. Невероятная. На съемках ролика для БАТЭ я неудачно кинул бутылку рекламируемой воды актеру – мальчугану лет десяти. Так, что разбил ему нос. Снимать невозможно, мы в панике. И тут появляется парень, как две капли воды похожий на нашего актера. Оказалось, это брат-близнец героя. Мама за компанию привела обоих детей. Ролик сняли.
  3. Страшно обычно от нештатных ситуаций: Владимир Пугач из J:Морс на съемках чуть не сломал ногу в самом начале процесса производства клипа на песню «Воздух», все это, к тому же, происходило на крыше высотки. Дождь чуть не залил рояль стоимостью 100.000$ на натурных съемках в парке на Бангалор. В Дубае чуть не потеряли дрон.

Обожаю точные формулировки. Однажды  на встрече меня покорила фраза: «Вот, Женя, посмотрите, мы тут ролик скоропостижно сняли…»

– Снимать кино – это уже навсегда-навсегда? Ты знаешь, что ты точно на своем месте и это именно то, чему ты хочешь посвятить жизнь?

– Я об этом не думаю. Нельзя же размышлять всерьез: «Все-таки секс – мое или не мое, могу ли я этому посвятить жизнь?». Ты просто им занимаешься. Сперва неумело, осторожно, спрашивая: «Ну как? Все хорошо? Тебе нравится?». Первый раз вспоминать вообще не хочется. Потом процесс становится более-менее понятным, ты становишься увереннее и начинаешь получать удовольствие. Как-то так. Хочется только, чтобы интерес к процессу не потерялся и не стал механическим. Так что будем считать: кино – это секс.

– Свободный микрофон. Расскажи, о чем я не спросила.

– Я не хочу уезжать из страны.

Фото из архива героя. Женин инстаграм тут.

 

  • 56
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 6
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •