М. Осорина. Секретный мир детей в пространстве мира взрослых

Увлекательнейшая книга о том, как взаимодействуют с пространством и вещами дети. Читаешь – и буквально на каждой странице ловишь себя на мысли: да, да, я помню – мы тоже так делали!

Мне как родителю «Секретный мир…» помог расслабиться в плане контроля за безудержным исследовательским интересом сына по освоению домашних и уличных территорий. Когда понимаешь, что маленький человек таким образом решает важнейшие задачи развития своего возрастного периода (а не «делает на зло» и «специально» всюду лезет, оставляя следы порой разрушительного присутствия), отпускаешь идею собственного всемогущества по поддержанию порядка.

Самое лучшее в книге – ее научная база. При этом знания поданы спокойным и теплым человеческим языком, с большой любовью и уважением к детской субкультуре. Без нравоучений и советов. То есть книга не про то, как быть «хорошим родителем» – она рассказывает о том, как воспринимает мир ребенок. Зачем он плюется, рисует на стенах, делает «секреты» и «тайники», чем его привлекают помойки и подвалы, какую роль играют походы на кладбище «темной-темной ночью» и рассказывание страшилок. А еще – как видятся поездки на общественном транспорте, какие социальные навыки тренирует катание с ледяных горок зимой, как дети вообще налаживают отношения с ландшафтом…

Серьезно – это одна из самых интересных и полезных книг по детской психологии, которую я когда-либо читала (а прочла я много), и то, что она уже шестой раз переиздается, только подтверждает ее статус золотой педагогической классики, неустаревающей и чрезвычайно любопытной.

Вот правда – рекомендую от всего сердца.

С удовольствием публикую ссылку на еще одну рецензию о ней – моего соведущего, психолога Павла Зыгмантовича: «Секретный мир детей в пространстве мира взрослых», М. Осорина. Абсолютно согласна с Павлом: «Полезность книги просто зверская. Брать, непременно брать!»

Цитаты

«Взрослые плохо понимают эту детскую проблему: бывает, играя, нарочно дразнят и пугают ребенка тем, что сядут на его стульчик или лягут в его постельку. В таких случаях дети обычно реагируют очень эмоционально: пугаются, обижаются, злятся. […] при этом ребенок четко понимает главное — что взрослый претендует на его законное место в домашнем мире и пытается выпихнуть ребенка неизвестно куда, в небытие».

«Ребенок обычно очень разнообразен в способах, при помощи которых он самоутверждается в пространстве дома, «населяет собой» домашний мир. Он начинает с того, что везде, где ему хочется присутствовать, побывает: заглянет, пощупает, посидит, поваляется, Так он проживает пространство, наполнив его невидимыми, но сохраняющимися в памяти ребенка траекториями своих движений. Где надо, оставит своих полномочных представителей.

Маленький сделает каряки-маряки на стене или на двери, побольше — повесит свои рисунки над кроватью мамы, чтобы быть к ней ближе, запихнет ей на ночь под подушку свою куколку, поставит на ночной столик пластилиновую фигурку.

Дети постарше иногда обводят карандашом рисунок на обоях у своей кровати, подрисовывают контуры пятна на стене, чтобы получился занятный образ, делают «для интереса» маленькие тайники в собственной квартире, т. е. прикладывают руку к тому, чтобы в доме остался материальный отпечаток их потаенной творческой активности. Такое поведение может быть странно взрослому по форме, но на самом деле близко ему по существу.

Молодая жена, поселившись в доме мужа, чувствует, что станет там настоящей хозяйкой только тогда, когда все переберет, перемоет, переложит, хоть немножко — но по-своему. То есть освоит пространство нового жилища, превратив его в поле своих активных действий, соприкоснувшись с каждым предметом, на котором останется след ее рук. Она внедрит туда обязательно и свои собственные вещи, которые станут знаками ее хозяйского присутствия.

Сходно действует и мужчина. Он тем быстрее освоится в новом жилище, чем скорее найдет там все, что можно исправить, починить, отрегулировать. Он обратит особое внимание на те материальные узлы, от которых зависит жизнедеятельность дома (выключатели, краны, ручки и т. п.), и таким образом будет держать руку на пульсе домашних событий».

«Всякое ослабление родительского защитного поля, которое должно надежно окутывать ребенка, вызывает в нем тревогу и ощущение того, что надвигающаяся опасность легко прорвет тонкую оболочку физического дома и достигнет его. Получается, что для ребенка присутствие любящих родителей кажется более прочным укрытием, чем все двери с замками».

«Когда маленькие дети сидят на горшке, они воспринимают результат своих стараний как отделившуюся часть самих себя. Поэтому им, как правило, небезразлично то, что происходит с этим дальше. Они живо интересуются сливом воды, уносящей все в черную дыру канализации. Этот процесс переживается детьми как модель того, что может случиться с ними самими, если они упадут в унитаз. Как помнит читатель из предыдущих рассуждений, ребенок не осознает несоответствия размеров — этот факт для него не имеет значения. Ребенка завораживает само действие».

«По складу своего ума дети имеют естественное предрасположение к наивному язычеству во взаимоотношениях с природой и окружающим предметным миром. Они воспринимают мир вокруг как самостоятельного партнера, который может радоваться, обижаться, помогать или мстить человеку. Соответственно, дети склонны к магическим действиям, чтобы расположить место или предмет, с которым они взаимодействуют, в свою пользу. Скажем, пробежать особым скоком по определенной дорожке, чтобы все сложилось удачно, поговорить с деревом, постоять на любимом камне, чтобы выразить ему свою приязнь и получить его помощь, и т. п.».

«Многие дети, вспоминая свой ранний опыт поездок в транспорте, довольно часто с содроганием упоминают о взрослых пассажирах, которые приставали к ним с разговорами такого типа: «Ты Кира? Ну, разве бывает мальчик Кира? Это только девочек так зовут!» Или: «Если ты девочка, почему у тебя такие короткие волосы и ты не в юбочке?» Для взрослых это игра. Им кажется забавным раздразнить ребенка, указывая на несоответствие его внешности или его имени полу. Для ребенка это стрессовая ситуация — он потрясен неопровержимой для него логикой взрослого, пытается спорить, ища доказательства своей половой принадлежности».

P.s. А еще в книге огромное количество потрясающих фотографий, которые вернут вас в собственное детство!

  • 172
  •  
  •  
  • 1
  •  
  • 16
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
« »

© 2018 Жизнь в Гнезде. Theme by Anders Norén.