Блог Ольги Примаченко

Garbage in – garbage out

Мне кажется, тот опыт отношений, через который каждый из нас прошел – удачный или неудачный, – на самом деле сформировал наши “любовные навыки” гораздо больше, чем семья и родители. И под навыками я подразумеваю те способы строить отношения, которые мы используем, будучи в паре.

фото

Жертвенность (когда я ставлю твои интересы выше своих), тирания (будет, как хочу я), торг (ты мне – я тебе) – всё это разные стратегии любовного поведения. Самой демократичной (что при этом вовсе не означает “самой верной”) представляется последняя, то есть система компромиссов и взаимных уступок.

Я понимаю, что говорить о любви в подобном тоне почти святотатство. Ведь любовь“долготерпит и милосердствует, не мыслит зла, не ищет своего, не раздражается, не радуется неправде…”. Слова о любви из послания апостола Павла к коринфянам, возможно, лучшее, что было сказано о любви. О той любви, которая для многих остается недостижимым идеалом, потому что требует такой силы души и смирения, которых в большинстве из нас просто нет.

фото

Великие, светлые, пронзительные мысли о любви приходят к нам в минуты покоя и радости – в храме, на рассвете у реки, где вы остановились на ночь с палатками, в детской у колыбели или поздним вечером, когда ты гуляешь с собакой, и тягучий аромат цветущих вишен наполняет легкие счастьем и чувством благодарности. Когда же в храме тебя злобно пихает бабка, в лесу кусает клещ, выходит из строя стиральная машина, ребенок надрывно орет, причем мужу на это показательно безразлично, а собака сгрызает новые туфли, – помнить о чуде любви и жизни становится очень сложно.

И даже “торги” начинают казаться бесполезными и неуместными. Хотя вот тут-то обычно начинается обмен уже иного порядка – обидами, упреками и недовольством. По классической формуле “garbage in – garbage out”: мусор на входе порождает такой же хлам на выходе.

фото

Именно поэтому в любви вообще больше всего хочется простоты. Без расчетов, намеков, выгадывания и необходимости читать между строк. Потому что игры разума порой изматывают больше, чем посадка картошки на даче. И если бы я могла дать только одно-единственное наставление своим детям на свадьбу, в своем корректном варианте оно бы звучало как: не дурите друг другу голову, никогда.

Нет времени.

Мне бы хотелось, чтобы каждый из нас больше всего опасался не чужого эгоизма или собственных тараканов, а нанести вред другому. Словом, действием, мыслью. Там, в “большом мире”, на своей странице в соцсети, в своем рабочем коллективе, ты можешь быть каким угодно человеком – дерзким, резким, саркастичным, самоуверенным, но не дома, не с теми, кто тебе верит как себе и не ожидает подвоха.

Когда подобная установка обоими принимается как стратегия построения отношений, надобности в “торговле” исчезает. И тогда на место вопроса “А что мне за это будет?” приходит другой: “Как я могу тебя еще порадовать?”.

фото

Мне кажется, мало кто из моего поколения (нынешние 30-летние) может похвастаться тем, что в детстве был “залюблен” родителями. Теперь-то понимаешь, что родители давали сколько могли и делали все возможное, чтобы ты был обут, одет и накормлен. Папа на заводе, мама младшим научным сотрудником в институте, ключи на шее на веревочке, суп – в холодильнике.

Никто с нами особо не носился, не беспокоился, каким грузом отложится в нашей психике то или иное событие. Нашей “развивающей питательной средой” чаще всего был не дом, а двор, и абсолютное большинство из нас сбегали из родительского гнезда так сразу и желательно так далеко, как позволяли возраст и обстоятельства.

Поэтому я не думаю, что проблемы в любви возникают от того, что мы из детства усвоили привычку лишь брать, не думая о том, чтобы и самим выкладываться по полной. Я склонна больше доверять той мысли, что мы просто забываем о таком законе жизни, как цикличность. Все меняется, плавно перетекая от полюса к полюсу, и отношения – а что может быть живее их? – в том числе: дружба то угасает, то разгорается; периоды отшельничества уступают острому желанию видеть людей; всепоглощающая нежность в какой-то момент становится отстраненной холодностью, чтобы потом вспыхнуть снова.

“Черная полоса в жизни – это тень надвигающихся счастливых событий”.

И это – нормально.

фото

Поэтому в следующий раз, когда покажется, что все летит в тартарары, возможно, есть смысл на время отстраниться от ситуации, чтобы перевести дух. Запретить себе делать резкие движения, скоропалительные выводы и неутешительные прогнозы на будущее. Так, когда я начинаю раздувать из какой-нибудь рядовой неурядицы конец света, Саша обычно спокойно и хладнокровно говорит мне одно:

“Оля, мало. Надо больше паники”.

И я начинаю смеяться.

Я вспоминаю это всякий раз, когда в отношениях – дружеских или любовных – пробегает тень раздора. Когда я начинаю торговаться, тянуть время, задумываться о правильности сделанных вкладов и ставок. А я не обеднею? А я не прогадаю? А хорошая ли у меня “рука”, чтобы идти ва-банк?

Не обеднеешь, не прогадаешь, иди и ничего не бойся. А монеты, на которые ты рассчитывала выменять себе что-то особенно жирное и вкусное, пусть так и останутся зарытыми на одном из бескрайних полей Страны Дураков.

 

  • 42
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 14
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
« »