Посмотрев программу, вы узнаете:

  • можно ли внедрить человеку воспоминание о том, чего на самом деле не было;
  • правда ли, что сама природа предусмотрела, чтобы мы забывали плохое;
  • что усиливает запоминание, а что — сводит его практически к нулю;
  • почему, чтобы запомниться особенно хорошо, «знание должно царапать»;
  • можно ли верить своим воспоминаниям в полной мере или со временем они могут видоизмениться до неузнаваемости;
  • почему с высокой долей вероятности Харви Вайнштейн — не виноват;
  • можно ли что-то забыть «специально», усилием воли;
  • для чего человеку такая черта характера, как злопамятность.

Текстовая расшифровка эфира

Память – это гораздо более сложный феномен, чем думается. Есть память – и есть воспоминания, и это разные вещи. ПАМЯТЬ: опыт каких-либо событий (обучения), который у человека сохраняется на нейронном уровне. ВОСПОМИНАНИЕ: история об этих событиях, которая возникла вербально или визуально у нас в голове. Опыт сохраняется крепко, история – постоянно меняется.

Исследование Элизабет Лофтус: ЧЕЛОВЕКУ МОЖНО ВНЕДРИТЬ ВОСПОМИНАНИЕ, И ОН БУДЕТ ВЕРИТЬ В ЕГО РЕАЛЬНОСТЬ.

В судах запрещено задавать вопросы в духе «что было в руках у большого лысого мужчины». Тот начинает воображать себе мужчину и не отличает правду от вымысла.
Студенты писали работу «как я провел лето», в которую потом аккуратно вносили правки. Четверть участников эксперимента не заметили подмены.

Люди реально плохо воспроизводят случившееся (запоминают)!

– Правда ли, что природой так устроено, что мы забываем плохое, этакий защитный механизм?

Это распространённое мнение, но не совсем истинное. МЫ ЗАБЫВАЕМ ПЛОХОЕ, НО НЕ ОЧЕНЬ ПЛОХОЕ. Очень плохое мы прекрасно помним. У нас нет никакого вытеснения травмирующих переживаний – они очень хорошо запоминаются. ПТСР развивается как раз вследствие этого. Наша психика не может защититься таким образом. До определенных пределов воспоминания могут быть точными, но не все. Чем ярче опыт, чем выше его эмоциональная окраска, тем крепче мы его запоминаем и держим в голове.

– Существует ли кладовая памяти, куда записывается все-все-все, и при желании оттуда можно извлечь воспоминание любой давности, используя, например, техники гипноза?

– Был эксперимент (Величковский Борис): показывали людям картины и смотрели реакцию узнавания (ее можно замерить). Оказалось, что из двух тысяч картин люди помнят вообще все. Пусть даже они этого не осознавали умом – реагировало их тело. Кладовая памяти существует. Но с извлечением все сложнее.

МЫ ЭВОЛЮЦИОНИРОВАЛИ, ЧТОБЫ ЗАПОМИНАТЬ ГЛАВНОЕ, а не все подряд: память как механизм, позволяющий ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ. Не только сейчас, а вообще всегда – поэтому мы улавливаем суть, но забываем детали.

– Разнится ли то, как мы запоминаем в детстве и в зрелом возрасте?

– Есть некоторая разница, но она больше про восприятие времени. Чем ярче что-либо, тем сильнее оно откладывается в памяти («Знание должно царапать»). Поэтому ПТСР и случается. Старики лучше помнят о том, что было в молодости, а вот то, что вчера – часто с трудом.

В детстве в силу ограниченности знаний мы запоминаем все гораздо лучше (первый снег, первый день в школе, первый поцелуй). Но если мы говорим о воспроизведении воспоминаний, то принципиальной разницы нет. Может быть, только в богатстве описательных средств – у ребенка меньше слов в запасе.

– Бывает память «плохая» и «хорошая», данная от природы? Можно ли ее улучшить специальными упражнениями?

– Часто за «плохой» памятью кроется то, что мы плохо запоминаем детали, поскольку они несущественны. Процесс запоминания ЭНЕРГОЗАТРАТЕН. Если что-то эмоционально окрашено, мы найдем ресурсы, чтобы это запомнить, а если нет – ну и плевать.

ВСЕ, ЧТО МЫ ПЕРЕЖИВАЕМ ЗА ДЕНЬ, ВО ВРЕМЯ СНА АВТОМАТИЧЕСКИ СОРТИРУЕТСЯ НА ВАЖНОЕ И НЕВАЖНОЕ. Сон позволяет нам помнить главное.
У человека действительно могут плохо работать нейроны, но заключение об ухудшении памяти должен выносить врач.

Улучшают память движение и владение мнемотическими техниками. Если человека учить правильно запоминать, он будет помнить больше.

– Почему с возрастом усиливается забывчивость?

Консолидация работает все хуже и хуже. Люди спят меньше. Да и нет уже необходимости запоминать что-то для принятия решений.

– Можно ли верить своим воспоминаниям в полной мере или со временем они могут видоизмениться до неузнаваемости?

– Могут. Есть огромное количество судебных процессов в США, когда дети обвиняли родителей в разном, а этого не могло быть, потому что папа в этот момент находился в другом месте (был в тюрьме или на заработках). Когда сейчас рассказывают о сексуальных скандалах в Голливуде (Харви Вайнштейн, кинопродюсер), это с высочайшей долей вероятности – придумка. Далеко не всегда подобные обвинения являются правдой. Память – глубоко ненадежный инструмент.

Когда человек повторяет раз за разом свою историю, она всякий раз меняется. Но примерно начиная с 10 раза, изменений в истории больше не будет. Так распространяются слухи: слух циркулирует и со временем в нем отсекается все непонятное, оставляя только эссенцию: цены поднимутся, Свислочь затопит Минск. Мы ужимаем до какого-то очень короткого момента и потом воспроизводим его раз за разом.

– Можно ли что-то забыть «специально», усилием воли?

– Нет. Чем больше будешь стараться что-то забыть, тем больше будешь помнить. Можно отвлекаться, относиться спокойно, перезаписать воспоминания (никогда не поздно придумать себе счастливое детство).
КОПАТЬСЯ В ДЕТСТВЕ в поиске страшных проблем вообще  вредно, это ухудшает состояние человека, делает его больнее (ятрогения).

– Похоже на вранье самому себе…

– А все наши воспоминания это уже в той или иной мере вранье себе. И что? Может, с враньем, которое помогает жить, жить будет лучше? Хомячок не сдох, а потерялся и его нашли другие добрые хозяева? В чем ценность запоминания всяких ужасов?

– Есть ли объяснение у того, что одни лучше запоминают цифры, другие – имена, третьи – лица?

– Кому что важнее, тот то и запоминает. Есть болезни, при которых человек не может составить себе образ человека. Они запоминают человека по голосу, например.
В целом легче запомнить лицо, чем цифры – последние эволюционно появились недавно. (Читайте О. Сакс «Человек, который принял лицо за шляпу»). А может быть показателем интереса/неинтереса к объекту. Но если это прогрессирует, стоит поволноваться.

– Бывают ситуации, когда «стыдно за вчерашнее – не помню, перед кем». Что происходит с памятью под действием алкоголя?

– Алкоголь блокирует консолидацию памяти, которая происходит во сне. Организм отключается. Человек не может вспомнить, потому что ничего не зафиксировалось. То, что мы можем извлечь из хранилища, должно пройти обработку. В хмелю обработка кривая или не происходит вообще.

– Есть такая черта человека, как злопамятность, когда хорошее пропускается, а вот обиды запоминаются очень хорошо. Почему так происходит и можно ли от этого избавиться?

– Память нужна для принятия решений. Злопамятность – как маркер, что с этим человеком больше дел не иметь. Память заточена на прогнозирование следующего события, поэтому нам важно, чтобы мы знали, какие характеристики у следующего подобного события.

– Что мы лучше запоминаем – картинку происходящего или свои чувства, свое состояние в этот момент?

– Не то и не другое. Лучше всего – САМОЕ ЯРКОЕ ПЕРЕЖИВАНИЕ И ФИНАЛ. Люди, которые были жесточайше недовольны походом, в итоге говорили, что было здорово, если финал был более-менее нормальным. День мог быть тяжелым, но последние полчаса-час спокойные – и человек говорит: ну, нормальный день!

  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •