Безрадостные женщины творят безрадостную любовь

Неплохо бы для разнообразия, чтобы между одной проблемой и другой было сорок семь миль и, может, на этих сорока семи милях меж проблем нарциссами прорастет покой.

Р. Бротиган. Несчастливая женщина

Безрадостную любовь чувствуешь издалека, еще на пороге. В доме с такой любовью из углов тянет сыростью, подушки набиты всхлипами, наполнены желчью, отравлены горечью. А случись в нем однажды что-нибудь честное и хорошее, так жильцы все равно не поверят, лишь удивятся да перекрестятся – «чур меня!».

ма-ма    ра-ма   Шу-ра
ра-ма     ра-мы   мы-ла

Безрадостная любовь – это когда где угодно лучше, чем дома, с кем угодно легче, чем с тем, с кем спишь. Потому что пресные поцелуи, сухие объятия, укоры, уколы, ножи и вилки. Всегда сюрприз, что сработает детонатором на этот раз, в какую секунду: слово, взгляд, интонация или жест.

Никто не пользуется правом хранить молчание: в безрадостной любви клевать другого – за развлечение. Любовь как унижение и поражение, когда приходится участвовать в самой тяжелой гражданской войне – в своей семье. Дверь всегда захлопывается нарочито громко и показательно, и тот, кто за ней оказывается, на неопределенное время становится пропавшим без вести: неизвестно, вернется ли, когда все образуется и успокоится, не окажется ли последним номером в списке погибших на опознание – в спешке дописанным нервным неровным почерком, неразборчиво, синими мажущими чернилами, от руки.

ма-ма    ра-ма   Шу-ра
ра-ма     ра-мы   мы-ла

Мама моет раму и кричит.

Безрадостные женщины не ищут радости, не умеют ее создавать, не служат ее источником. С ними жить – как въехать в красивый, но мертвый дом: в таком, сколько ни топи, внутри всегда будет холоднее, чем на улице. И роскошный огромный камин окажется даже не электрическим – а искусно нарисованным красками на стене.

Безрадостные женщины радоваться боятся. У них любое событие – предвестник какого-то пиздеца. Реальность через таких не течет, а спотыкается, как о камни: ни тебе спонтанности, ни чудес. Невероятно строгие к себе, они и от других ждут сурового подчинения: как вообще ты можешь смеяться, если жизнь – это игра на выживание, выбывание? Стоит только лишь чуть-чуть расслабиться – и все, трындец.

У таких некрасивые платья, скучные мысли, холодные пальцы. Мужчины рядом с такими тоже мрачные, вялые, впалые, с прогоревшей проводкой, сгнившими перекрытиями, без света, без цели. И это понятно: мы же поставляем энергию ближнему, если у того силы закончились. Просто энергетически нулевые партнеры по жизни – как бездонные ямы: сколько им себя не отдавай, заполненных краёв не увидишь, зато недовольства будет, как от сумасшедшего горшочка с кашей, – через край.

aesthetic-boy-grunge-old-Favim.com-3773230

Безрадостным женщинам неуютно жить. Им словно все время не достаточно. Они повторяют себе, что могли бы и лучше, что в следующий раз надо выложиться сильнее, ведь у других результат заметнее, денег больше, работа поинтереснее. А ты – ты просто плохо старалась, и надо стараться лучше. Так что убери эту дурацкую улыбочку победителя – еще не время, не место. Этот праздник еще не на твоей улице – он за три квартала от тебя.

Знаете, чем страшны такие женщины? Они как Печаль из мультика – придают привкус тоски всему, к чему прикасаются. Сексу, проектам, макаронам, идеям и отношениям. И самое паршивое, что безрадостной женщиной достаточно быстро и легко стать. Скатиться в нее, как закатывается за диван с треском оторвавшаяся пуговица.

Каждый раз, когда вместо решения проблемы ты предпочитаешь просто поныть о ней – безрадостная женщина в тебе поднимает голову выше. Каждый раз, когда вместо радости за кого-то ты уходишь в зависть и болезненное сравнение, безрадостная женщина в тебе по-мужицки раздается в плечах.  Каждый раз, когда ты говоришь или думаешь о себе или о чем-то из своей жизни с пренебрежением или злой досадой, безрадостная женщина в тебе получает власть. Получает всласть. И однажды из обыкновенной безрадостной женщины ты превращаешься в шальную бабу.

TL4jwj69K1k

Довлатов писал: «Не деньги привлекают женщин. Не автомобили и не драгоценности. Не рестораны и дорогая одежда. Не могущество, богатство и элегантность. А то, что сделало человека могущественным, богатым и элегантным. Сила, которой наделены одни и полностью лишены другие». Вот так и мужчины с возрастом ищут в женщине не смазливое личико и навык «сосать, как немецкий пылесос», а умение радоваться – создавать ее, умножать, растить, как ржаную закваску, выпекать потом из нее ароматный домашний хлеб. Быть такой, к которой хочется возвращаться с любой дороги – и не просто очень спешить, а почти лететь.

Не говорите мне, что «хорошо тебе говорить» – я верю, что в женщину оптимизм встроен по умолчанию, природно и исторически, именно он всегда позволял нам выживать, возрождаться и двигаться дальше там, где проще было сойти с ума или уйти в запой.

…В ожидании катастрофы Филифьонка стирает лоскутный коврик – и когда жуткий белый смерч уносит ее дом вместе салфеточками, фотографиями родственников, чайничками, бабушкиным молочником, скатертями, вышитыми шелком и серебряной нитью, – всем, всем, всем, – она в восторге думает: «Как же прекрасно…»

ма-ма    ра-ма   Шу-ра
ра-ма     ра-мы   мы-ла

ра-дость  счас-тье  ве-ра
кра-со-та

Если вам понравилась статья и вы хотите и впредь оставаться на связи с автором, то через форму ниже можно подписаться на получение обновлений сайта Gnezdo.by на e-mail:

Enter your email address:Delivered by FeedBurner
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
« »

© 2016 Жизнь в Гнезде. Theme by Anders Norén.